«Костюм космонавта» и ДЦП

Во всех отечественных и зарубежных публикациях, посвященных восстановительному лечению детей с ДЦП, указывается, что при условии легкой или средней тяжести течения этого заболевания, его эффективность достаточно высока у детей до 2–3 лет. Лечение детей дошкольного и школьного возраста, подростков и юношей крайне сложно, должно проводиться в течение ряда лет, а эффективность его либо недостаточна, либо вообще отсутствует.

К сожалению, далеко не все дети с ДЦП в силу различных причин могут начать лечение в этом возрасте и вырастают тысячи калек, не способных адаптироваться к нашей суровой жизни. Пока родители живы — живут и они, а потом? Интернат для детей-инвалидов, где живут и учатся до 20–21 года, потом интернат для инвалидов общего профиля, где все, чему они научились, постепенно уходит, угасает — угасают и они, часто очень умные, талантливые люди.

Эти мысли мучили меня долгие годы, и много лет я искала пути к разработке методик становления движений, не только для этих детей, но и для юношей. Искала и методики становления речи, т.к. дизартрия, которая имеет место у детей с ДЦП, утяжеляет их инвалидность, а может стать и основой их дезадаптации, даже если они могут передвигаться самостоятельно. В 1968 г. при НИИ судебной психиатрии им. В.П. Сербского, где я работала старшим научным сотрудником, было открыто первое в стране отделение для детей от нескольких дней жизни до 3 лет с перинатальным поражением центральной нервной системы.  В этом мне активно помогали и начальник главного управления помощи матерям и детям МЗ СССР М.Н. Никитина, и начальник отдела здравоохранения комитета по науке и технике. Все другие НИИ отказывались от этого контингента больных. Директор НИИ, профессор Г.В. Морозов, разрешил проводить ряд исследований на аппаратуре, стоявшей в моем кабинете в институте. Он видел этих детей, их измученных матерей, и, будучи добрым и отзывчивым человеком, согласился открыть отделение для детей от нескольких дней жизни до 3 лет с перинатальным поражением ЦНС, но не в институте, а на базе какой-либо больницы. Отделение разместилось в городской больнице № 68.


Наблюдая за тем, как происходит становление моторики у детей этого возраста с перинатальным поражением ЦНС, т.е. в условиях патологии, я поняла многое, недоступное ранее, когда работала с больными 3–5 лет и старше.


Уже в первые недели жизни обнаруживается симптоматика, определяющая тяжкий жизненный путь этих детей. Они не поднимают и не удерживают поднятой пассивно головы в возрасте 2–3 месяца, как здоровые дети, многие из них и в 2–4 года, значительно чаще и позже, в 4–10 лет, кое-кто и всю жизнь. Они не овладевают поворотами тела и первым этапом его вертикальной установки — сидением и удержанием позы сидя, которые у здорового ребенка появляются к 6 месяцам, позой стоя и, соответственно, ходьбой, которые формируются в норме к 10–12 месяцам.

Анализ этих процессов у детей с ДЦП (хотя сами эти факты известны уже многие десятилетия), дали мне возможность понять источник этой патологии — у них не созревает важнейшая для животных, человека и всего живого на земле система — функциональная система антигравитации — преодоления силы земного притяжения (ФСА), или же ее созревание идет патологическим путем, с явлениями дизонтогенеза. А ведь именно ФСА ответственна за то, что мы, справляясь с земным притяжением, можем ходить, бегать, играть на рояле, писать и т.д. 

Понять значение этого факта для развития ДЦП помогли мне и работы академика Б.Н. Клоссовского и Магнуса, которые показали, как именно формируется нарушение развития ФСА, ее основного компонента — вестибулярно-мозжечкового комплекса.

Работа в этом направлении дала возможность нашему научному коллективу (В.Н. Лебедев, В.И. Доценко, Л.В. Антонова и др.) понять особенности этой патологии и показала, как именно развивается патологический двигательный стереотип у детей с различными формами ДЦП. 

Одновременно с этой работой велась и другая — выяснить, заканчивается ли воздействие вредных факторов и их последствий на мозг ребенка в перинатальном периоде жизни, после его рождения или в ближайшее время после этого, или же оно продолжается? А тогда — как? Ответ на этот вопрос помог бы понять, можно ли считать, что у ребенка 3–10–12 лет имеют место только резидуальные, окончательно сформировавшиеся изменения в веществе мозга, или процесс в той или иной форме продолжается, а также определил бы подход к восстановительному лечению детей с ДЦП.

Несколько лет было отдано поискам возможных путей воздействия на нарушение структуры ФСА и коррекции их у детей страше 3–5 лет, школьников и подростков. Помог случай.

Один из моих сотрудников, ранее работавший невропатологом в учреждении, где осматривали космонавтов до и после их пребывания в невесомости, однажды рассказал о том, что космонавты несколько дней после возвращения на землю вынуждены были заново учиться ходить, хотя ни параличей, ни нарушений тонуса мышц у них не было. Для преодоления этого синдрома, вызванного условиями невесомости, в НИИ биологических проблем АН под руководством члена-корреспондента РАМН проф. И.Б. Козловской и в лаборатории космической медицины завода «Звезда», под руководством зав. лабораторией проф. А.С. Барера и его первого заместителя д.м.н. Е.П. Тихомирова, был разработан специальный комбинезон «Пингвин».

Уже на следующий день я встретилась с директором Института медико-биологических проблем проф. А.И. Григорьевым и проф. И.Б. Козловской, заведующей одной из лабораторий НИИ биологических проблем, которые с полным пониманием отнеслись к моей бредовой идее о возможности применять «Пингвин» для восстановления патологии движений у детей с церебральными параличами. Они собрали инженеров и нейрофизиологов НПО «Звезда» и в течение 2–3 часов я доказывала возможность применения «Пингвина» для детей с ДЦП. Эту идею поняли, и на следующий день у меня было 2 комбинезона, подходящие для подростков (наши космонавты были невысокого роста).

Дети должны были ходить в лечебном комбинезоне (ЛК), т.к. именно во время ходьбы формируется поток импульсов от мышц, суставов, связок (т.н. проприоцептивная импульсация, воздействующая на соответствующие структуры мозга). «Движение, формирует последующие движения», — писал академик Л.А. Орбели. Поэтому предложенный нами метод мы назвали «Метод динамической проприоцептивной коррекции» — ДПК.


После неоднократных провальных попыток достичь так необходимого результата, все получилось. Мальчики, которые две недели назад могли пройти с поддержкой лишь 20–30 метров, один — на костылях, второй — опираясь о стену, за это время стали самостоятельно проходить без поддержки до 50 метров.


В ближайшие месяцы мы проверяли и перепроверяли полученные результаты. Они оказались лучше, чем мы ожидали. Дети начали ходить, овладевать движениями рук уже после 5–10–15 сеансов применения комбинезона «Пингвин». Более того, у них улучшилась речь и, что очень важно, вновь появилась мотивация к лечению, которая резко уменьшилась после предыдущих неудачных попыток восстановительного лечения другими методами. После 5–10–15 курсов с применением ЛК, включающих 15–20 сеансов работы методиста с ребенком, многие больные (возраста 3–18 лет), ранее не ходившие или ходившие только с поддержкой, начинали ходить, хоть и дефектной походкой. У детей с нарушениями речи уменьшалась дизартрия, речь становилась более понятной. 

После 2–3-летнего наблюдения за воздействием лечебного комбинезона «Адели» (так называется вид самых маленьких пингвинов), прообразом которого был «Пингвин», я убедилась в сравнительной кратковременности его влияния на состояние патологического двигательного стереотипа. Поэтому совместно со специалистами НПЦ «Огонек» был сконструирован новый ЛК, в котором была учтена необходимость подавления тонических нередуцированных рефлексов приспособлениями, корригирующими осанку ребенка, положение тазобедренных суставов, стоп и т.д. Особое внимание было уделено реклинатору, который, растягивая большие грудные мышцы, постепенно снижал их тонус, что влекло за собой угасание влияния патологических рефлексов на мышцы тазового и плечевого пояса. Новый комбинезон был назван «Гравистат».

Позже к «Гравистату» были присоединены специальные ортезы, и он получил название «Гравитон». Комбинезоны «Гравистат» и «Гравитон» начали выпускать в ООО НЦП «Огонек», и они получили широкое распространение, как в России, так и на всем пространстве бывшего СССР, а также за рубежом.

Чем же объясняется их влияние на патологические двигательные стереотипы у детей с ДЦП, перенесших черепно-мозговую травму или (в меньшей степени) ту или иную нейроинфекцию?

Лабиринтный установочный рефлекс с головы на шею и все развивающиеся далее установочные рефлексы, определяющие вертикальную установку тела, контролируются ретикулярной формацией мозга и вестибулярно-мозжечковым комплексом, часть ядер которого входит в ее систему, которая не формируется у этих детей, или формируется дефектно, поэтому они не могут сидеть, стоять, ходить.

Серией работ нашего отдела с 1992 по 2007 гг. (К.А. Семенова, В.И. Доценко, Л.В. Антонова, О.Г. Шейкман и др.) было доказано, что под влиянием воздействия лечебных костюмов «Гравистат» и «Гравитон» происходит отчетливая нормализация состояния ФСА, и, прежде всего, комплекса вестибулярно-мозжечковых структур и структур ретикулярной формации. Об этом свидетельствовали как результаты непосредственных исследований деятельности вестибулярно-мозжечкового комплекса с помощью электронистагмографии, нейромиографии, вестибулографии и т.д., так и клинических наблюдений.

Под влиянием метода ДПК, в той или иной мере нормализующего проприоцептивный афферентный поток в центральные структуры мозга, координирующие работу скелетно-мышечной системы, происходит нормализация ее деятельности.

Прежде всего, происходит нормализация сложных мышечных синергий тазового пояса — ослабевает спазм приводящих мышц бедер, сгибателей бедер, икроножных мышц голени и др., а также мышц плеча, предплечья и кисти. Очень важно, что слабеет спазм речевой мускулатуры (мышц языка, губ) и нормализуется ее тонус. Происходит нормализация центра масс, что и реализует возможность статики и ходьбы больного ДЦП, он получает возможность удерживать равновесие и ходить самостоятельно.

Такое действие ДПК подтверждает выдвинутую нами гипотезу о том, что сильное корригирующее влияние лечебных комбинезонов «Гравистат» и «Гравитон», оказываемое на антигравитационную мускулатуру путем создания искусственной гравитации, ведет к восстановлению функциональных возможностей двигательной системы в целом, и более того — всего мозга. Постепенно, курс за курсом, влияние метода ДПК на мозг ребенка упрочивается, создавшийся под его влиянием новый, значительно приближающийся к норме, двигательный стереотип распространяется не только на скелетную мускулатуру, но и на оральную, т.е. мышцы языка, губ, а также на мышцы голосовых связок, что позволяет овладеть и произносительной речью с ее интонациями.

Стойкость этого нового двигательного стереотипа, а также его приближенность к нормальному, зависит от ряда причин:

  • тяжести перинатального поражения мозга ребенка и его иммунной системы;
  • интенсивности последствий этого поражения обеих систем к моменту начала применения метода ДПК;
  • правильности проведения восстановительного лечения методистом ЛФК с помощью ЛК «Гравистат». Больного ребенка, который в силу своего заболевания никогда не ходил, не владел руками, речью или владел ими дефектно, надо научить всем необходимым для этого движениям;
  • наличия травм, даже самых легких, инфекций, отрицательных эмоций, стрессов, перегрузок.

Наряду с этим, многолетние исследования состояния иммунной системы, которая также контролируется определенными структурами мозга (А.С. Семенов, 1994–2006 гг.), показали, что последствия вредных факторов на мозг плода не ограничиваются с рождением. Они могут длиться долгие годы и проявляться дальнейшей задержкой и нарушением развития ряда систем мозга, прежде всего, двигательной, предречевой и речевой.

Отсюда вывод:

активное восстановительное лечение, в частности, методом ДПК, надо проводить не только детям раннего и дошкольного возраста, но также детям 8–12–15 лет и старше. Наши многолетние исследования показали, что положительные результаты могут иметь место также при активном лечении юношей и взрослых людей.

 

К.А. Семенова, д.м.н., профессор, Заслуженный деятель наук России

Это интересно

Упражнения для шеи
Эффективность восстановительного лечения больных ДЦП методом динамической проприоцептивной коррекции (ДПК) с применением рефлекторно-нагрузочного устройства “Гравистат” исследована на базе ДПБ №18 г.Москвы, Детского психо-неврологического санатория “Калуга-Бор”, ФГУП ФЦЭРИ по программе, предусматривающей комплексную клинико-физиологическую оценку.
Подробнее
Артрит
Традиционно артритом называют воспаления суставов, которые носят самое разное происхождение. Это может быть как самостоятельным заболеванием (напр. спондилит), так и проявлением какой-либо другой болезни (напр., ревматизм).
Подробнее
Нарушение осанки
Эволюция человека дала ему много ощутимых преимуществ. Помимо интеллекта, возможности выражать мысли и добиваться целей природа наградила людей возможностью ходить прямо, что в первую очередь поставило их на высшую ступеньку развития.
Подробнее
Спинальные дизрафии: от неолита до наших дней
Врожденные патологии позвоночника и спинного мозга — ровесники человечества. Это подтверждают многочисленные исследования, проводимые палеонтологами. В период неолита, за 5 тысяч лет до н.э., уже существовали описания патологий позвоночника. Записи по этой теме были и 3 тысячи, и 800 лет до н.э.
Подробнее